Главная | Истребитель (продолжение) | PDA | Регистрация | Вход



Битва гигантов

Даю отмашку – заправочные мачты отходят. К левой руке огромного «панцеркляйна» (кто назвал его «кляйн»?) приварена счетверённая ракетная установка. К правой суетящиеся боты приделывают лазер. По настоянию Сержанта учетверяю защиту кабины, вес сразу возрастает на несколько тонн. Айджи колдует что-то с программами. Он хакер – ему виднее. В его Империи, кстати, хакер – официальная, и очень уважаемая профессия. Как у нас военный. А ещё он просто хороший человек (инопланетянин в человеческом теле – по закону о примате формы - человек) – работает не денег ради (хотя прибыль мы делим на троих поровну, и, в общем, каждому достаётся не так уж мало), а удовольствия для.

Подъехала тележка с ракетами. Монстру, которым я скоро стану, их потребуется много. Помигивает индикатор зарядки, считая кило-, мега, разве что не гигаватты. Энергетическое оружие опустошает аккумуляторы со страшной силой. Я развлекаюсь игрой в буша – пытаюсь составить в уме фразу, состоящую из максимума лексических, и минимума семантических компонентов. Иными словами – как можно более длинную, и тупую.

Айджи откладывает бета-тестер, и вытирает руки вакуумной салфеткой. Его лицо по обыкновению серьёзно, лишь в глазах я замечаю тщательно скрываемую улыбку. Похоже, он доволен. Сержант, в сотый раз обходя боевую гору, пробует её одному ему известным способом на прочность, применяя пудовые кулаки в бронеперчатках то по одному узлу, то по другому. Панцеркляйн отзывается то глухим, то звонким гулом.

Везёт мне на хороших людей! (Сержант тоже человек - по тому же закону)
Наконец, он заканчивает проверку. Я смотрю вверх – «панцер» высок, и, если мы неправильно рассчитали высоту потолков в «десятке»…. Серж перехватывает взгляд, мгновенно расшифровывает и показывает жестом – до фига, мол, не волнуйся!

Да я и не волнуюсь. Бросаю буша, и, начинаю надевать скафандр. Прилаживаю активную броню. Если снаряд пробьёт кабину, лишней не будет. Втискиваюсь. В маленьком лифте поднимаюсь к кабине. Пристёгиваюсь, проверяю коммуникатор. Слышу бодрые голоса Айджи и Сержанта:

-Все системы в норме!

-Броня в норме!

-Заряд полный!

-Внешний люк закрыт!

-Иди и победи!

Это традиционное напутствие имперских самураев, я его уже слышал. Поднимаю правую руку – тоже ритуал. Выхожу из ангара.

До объекта еду на трейлере со снятой крышей. Боюсь неловко повернуться – разнесу полгорода! К «десятке» подхожу, преисполнившись собственного веса. Разойдись! Человек-гора идёт. Человек – тяжёлый крейсер.

И только я успеваю войти… Навстречу, сотрясая землю, и цепляя плечами немаленький проём, выходит моё подобие! Замешательство было примерно равным.

Затем мы опомнились: одновременный встречный залп!!! Нас разносит в противоположные стороны, и мы синхронно падаем. И тут я понимаю, что из-за веса брони встать не могу! У противника, видимо, та же проблема. Он жужжит сервоприводами, ворочается, но воздвигнуться с пола явно не в состоянии. И стрелять мы не можем тоже - система наведения с такого ракурса просто не работает!

Начинаю лихорадочно расстёгивать ремни, система катапультирования в ауте, рассчитываю только на свои силы. Кто быстрее – противник или я? В тяжеленном скафандре хромаю к супостату, вижу, как отщёлкивается, и отлетает, повинуясь пиропатронам аварийный люк, и, похожую на собственную, перетяжелённую фигуру. Вот он лихорадочно что-то ищет в кабине. Оружие! Изо всех сил ковыляю быстрее, и не успеваю. В руках у недруга пистолет, и он нацелен мне в грудь. Выстрел! В упор.

Разогнанная до космической скорости пуля пробивает дополнительную броню и броню активную, броню скафандра, и броню моих рёбер. Она испаряет мне сердце, и половину грудной клетки. Блин, мне так дорого обошлись эти имплантанты! В бессилии отчаянья луплю бесполезный скафандр в оставшиеся грудные фрагменты. И тут взрывается активная броня!

У меня испаряет бронеперчатку и кулак, у противника… У противника разлетается шлем. Финита ля комедиа. Поддерживаемый кибердоктором костюма, нахожу в себе силы просканировать уровень. Он чист.

Противник был один. Пытаюсь истерически засмеяться, икаю от боли. Победа.


Передышка перед боем

Рвётся ввысь свет, трещит пламя костра. Это я знакомлю Сержанта и Айджи с основами русской культуры.

Продажа «десятки» принесла фантастические деньги – ещё один такой поход, и мы окупим космопорт со всем современным оборудованием. Идти решили вдвоём с Сержантом в двух «панцерах». Новый «кляйн» многое нам дал в плане технологии, и мы намерены это использовать на 200 процентов. Очень кстати учёные вернули нам генератор невидимости с некоторыми усовершенствованиями, и солидной суммой в придачу. Сержант и Айджи сразу женились – соответственно дважды, и трижды.

-Время медитации!!! – Говорю я, и поднимаю руку со стаканом.

-Позиция «Инь» - стакан полный, «Янь» - пустой. Ну, Инь – Янь!

Восточные люди медитируют, погружаясь в свой внутренний мир. Но это неправильно. И наша медитация, направленная вовне, гораздо эффективнее. Души медитирующих, слитые в резонансе общих мыслей и слов, находят нирвану почти мгновенно. Разговор может идти как в моём любимом древнем культовом фильме – «Особенности национальной охоты» – каждый тянет свою ноту, но беседа всё равно получается в унисон.

Перебрав местный набор коктейлей, я остановился всё-таки, на древнейшем сакральном напитке славян - водке. Не потому, что я культурно-гастрономический шовинист, а просто, лучше ничего нету.

Айджи, с заблестевшими глазами читает изречения генерала-императора Лиса, героя войн, и Эталонного Поэта Империи.

-От счастья в этом мире
можно умереть,
а отдыхом считается работа.

От снегопада можно леденеть
в лучах полуденного солнца.

Здесь листья под ногами
начинают петь,
а небо покроется лазурью.

И жизнью начинает все кипеть,
лишь стоит только улыбнуться...

Сержант восторженно кивает. Поэзию он полюбил, еще будучи роботом. Продолжает с жаром:

-В вязкой тишине ты
начинаешь видеть духов...

Во тьме ночи ты созерцаешь
свет...

И ты идешь к нему на
встречу, как мотыль
к пламени свечи летишь...

Но за мгновенье до тепла,
ты понимаешь, что нет того,
чего ты видел, чего ты любишь...

И ты один во тьме ночи...

Я подхватываю эстафету:

-Он улыбался ей,
Она смущалась.
Он ей рукой махал,
Она смеялась.
Он ей писал,
Она читала.
И, нежностью дыша,
Ответы отправляла.
Он думал: без нее умру я.
И бился в бронебойную стенУ
И думала она: влюбилась в дурня,
Но без него и дня не протяну.
Они общались, нежностью делились,
Текст-интерфейс, прозрачное стекло.
В стеклянных капсулах они родились.
Ячейки жизни в черное ничто.

Серж и Айджи в полном восторге. Такого они ещё не слышали. Объясняю, что это земной автор двадцать первого-двадцать второго века Евгений Меркеев.

Самурай-хакер Айджи, растеряв всю свою природную и благоприобретённую невозмутимость, требует вот прямо сейчас надиктовать всё творчество великого киберпоэта.

Сержант впадает в задумчивость, мы затихаем. Сейчас что-то будет. Поднимает лицо к звёздам:

- Сильно не пинайте… Я сочинил:

-Полжизни почти через злые бои
К Монолиту как проклятый рвался
Кто-то с неба помог мне в стараньях моих
И вот я на ЧАЭС оказался.

В клочья порван скафандр, тело в шрамах от ран,
Но на сердце – безумная радость!
Позабыл псевдопсов, контролера удар,
Кровососов и прочую гадость.

Перед Камнем стою, только надписи нет:
«Кто налево – тот все потеряет.
Кто направо пойдет – ничего не найдет»
Ну так кто же направо гуляет?

«А кто прямо пойдет…». А я прямо и шел.
Не свернул ни на йоту с дороги.
Правда денег и счастья в пути не нашел,
Только стер до костей свои ноги.

Еще сделал я шаг, и раздался в мозгу
Голос Камня торжественно-строгий:
«Ты дошел, человек. Я исполнить могу
Лишь одно пожеланье из многих.


Ты дошел, человек. Но поправку учти.
Да, желание я исполняю.
На минуту всего, а потом – извини,
Твою жизнь у тебя отбираю.

Ты минуту в раю, а потом сразу в ад
Вот такая за доблесть здесь плата.
Ты понравился мне – настоящий солдат
Я был тоже таким же когда-то.

Еще можно уйти, так что – думай, боец
Что тебе в этом мире дороже.
Твоей жизни не скоро наступит конец,
Если будешь всегда осторожен».

Я из фляжки глотнул и ответил ему,
Сплюнув кровь вперемешку с зубами:
«Я отсюда уже никуда не уйду.
И желанье ты выполнишь, Камень!

Понимаешь, я в детстве запоем читал
Много книг о героях и чести.
Даму сердца себе я тогда же избрал
И мечтал, что мы будем с ней вместе.

Жизнь мотала меня, как листок на ветру
Но не смог я расстаться с мечтою.
И я знал: не увидев ее – не умру
Потому я стою пред тобою.

Вот желанье мое – отнеси меня ты
На минуту к моей милой даме.
Я увижу ее – воплотятся мечты.
А потом убивай меня, Камень!

Вот и все. Я готов. Так давай поскорей.
Время тянется как паутина.
Не тяни, Монолит! Отправляй побыстрей!
Имя Дамы? Конечно – АФИНА!

Отводит глаза.

-Помнишь, ты рассказывал про Великую Игру?

Я как-то не сразу соображаю, о чём он. ЧАЭС, Монолит, Афина… Пронзает – С.Т.А.Л.К.Е.Р.Ъ.! А ведь как точно всё схватил. И Афина из «Радуги»! Смотрю на киборга с уважением, почтением, и даже некоторой робостью. Так здорово запомнить, и передать настроение…

Айджи пожимает Сержанту руку. Смотрим в огонь. Наши души стремятся сквозь необозримые дали, пронзая время крыльями рифм.

-Ну, Инь-Янь….


Ностальгия

...Сержант долго вздыхал и нервно курил. Видно было, что он хочет о чем-то сказать, но никак не решится. Наконец, после очередной операции Инь-Янь, Сержант раздавил граненый стакан, выточенный из цельного куска алмаза, и произнес:

- Ты не удивляйся, я ведь тоже с Земли. Как ты сюда попал - не знаю, а вот свою историю решил рассказать.

Когда меня вышибли из универа, передо мной были три дороги. Но в тюрьме не разрешали пить, в монастыре - курить, и пошел я в армию. Тем более, что лучше сдохнуть под знаменем, чем под забором. Два года пролетели быстро и весело.

И вот какой-то незнакомый человек предложил мне оказать военную помощь иным мирам. Если учесть, что читал я только фантастику, и было мне двадцать лет, то понятно, что согласился я сразу.

Так я и оказался здесь. За чьи интересы я воевал - не знаю. Мы штурмовали и зачищали те же объекты, что и ты сейчас. Что мне здесь понравилось, так это то, что в каждом взводе был свой Регенератор - прибор, восстанавливающий утерянные органы. Оторвало тебе руку - получи новую, ногу - и ногу заменят. С заменой голов тоже проблем не было.

Только вот потом, непонятно почему, с запчастями стало все хуже и хуже. Сначала пошла силиконо-керамика, а потом - чистая сталь. А бои шли. В конце концов, от меня во мне остался только левый глаз. А когда при очередном штурме в меня выстрелили из раздирателя кварков, то Регенератор, недолго думая, воссоздал меня как боевого робота.
Остальное все знают. Так что за тело спасибо, а душа у меня своя была.
Сержант достал из кармана флешку.

- А это то, чем ты меня воодушевить хотел. Забери, не пригодилась. Мою душу ни в один алгоритм не вместишь.
Он немного помолчал и добавил:

- Раз уж у нас разговор о душе и поэзии, то вот -

Я умру на закате, с последним лучом заходящего солнца.
Посиневшие губы попытаются что-то шепнуть.
Не услышит никто. Только Ангел-Хранитель, взглянувший в оконце
Скажет Ангелу Смерти « Отмучился парень. Берем его душу и в путь»

Проснулся от яркого света. Вставало солнце. Нетвёрдым взором обвёл честные лица друзей. Медленно сказал:

-Сержант, ты знаешь… Мне сейчас приснилось… что ты курил!!!

Опаньки, неужели ностальгия начинается?


Маленькие разборки больших роботов

Правое плечо вперёд оружие наизготовку врываемся в ангар. В ангаре толпа огромных роботов сосредоточенно слушает маленького вертлявого коротышу. У коротышки неприятный визгливый голос, и дёрганые, суетливые движения. Производимый нами шум заставляет стотонных киберов недовольно обернуться. Подходим ближе. Коротышка корчит страшную рожу, и сквозь зубы цедит:

-Ээээ, уничтожитель… Этот инстанс – моя добыча!

И тут я его узнаю.

-Шустрый!

Коротышка замирает, медленно краснея. Я невинно интересуюсь:

-У тебя уже прошли синяки на заднице?

Шустрый – постоянный клиент одного из моих подпольных Домов Удовольствия. Делаю вид, что неожиданно вспоминаю:

-Ой, извини! Ты же был в другом теле. Такая блондинка сочная.

Роботы слушают не шевелясь. Те, кто подальше, вытягивают шеи.

-Ах, нет! Блондинкой ты был в позапрошлый раз.

-Слышу какой-то странных стук и скрежет. Не сразу соображаю, что это хихикают металлические монстры.

-А в прошлый раз…

Коротышка срывается на визг:

-Заткнись! Бося, иди сюда! Бося, меня обижают!!!

И, не подумав, разворачивает огромный голографический экран. Хихиканье роботов переходит в ржач. На экране Бося, двухметровый негр, глава одной из мафиозных группировок Четвёртого Континента. На нём кокетливый топик с рюшечками, и красные стринги.

-Да, Шустренький, кто тебя посмел обидеть, мой муся-…

Торопясь, и спотыкаясь на высоких каблуках, подбегает к визору. Замечает толпу роботов, и нас с Сержантом, по инерции договаривает:

-пуся…

Автоматика снижает чувствительность слуховых сенсоров. Роботы со скрежетом бьются головами об стены, некоторые, в приступе хохота сползают на пол. Лёгким движением бронированной клешни приподнимаю Шустрика с пола, и вешаю на гвоздик. На экране забытого визора мечется Бося, заламывая руки, и в панике размазывая косметику. Наконец, кто-то из киберов наступает на пульт, и экран гаснет. Пережидаю приступ смеха.

-Что он вам наобещал, ребята?

Установившаяся неформальная обстановка весьма кстати.

-Небось, гуманизацию? В обмен на военную помощь?

Чувствую, что угадал.

-Забудьте. Любой ваш выход за Периметр – и сюда прилетит армия.

Миролюбиво добавляю.

-А прибор для гуманизации есть только у меня.

Шустрый на крючке шипит, раскачивается, наконец, срывается, и, с криком «Я вернусь!» убегает в полуоткрытую дверь. Роботы свистят и улюлюкают. А я кую железо, пока горячо.

-А ещё я могу предложить легальное свободное гражданство.


Государство – это мы

Я давно планировал своё государство. Тут с этим просто. Покупаешь планету или крупный астероид, регулируешь гравитацию, закачиваешь воздух. В общем, полное терраформирование. К тебе стекаются жители, но, пока что это ещё не твоя территория. А затем, просто вкладываешь деньги. Половина идёт в бюджет владельца звёздной системы, половина вкладывается в развитие планеты, а тебе капают очки репутации. Когда репутация достигает ста процентов, из олигарха становишься монархом. Вот и всё.

Выручка за второй «десятый» инстанс покрывает расходы на космопорт, оборудование, и ещё довольно крупная сумма отягощает счёт. Решаюсь, и покупаю небольшой астероид. Ему явно не хватает массы, и я заключаю контракт с местными космическими шахтёрами на поставку отработанной породы. Астероид начинает медленно расти.

И вот, Сержант занимается астероидом, Айджи космопортом. А я иду в инстанс.

Инвинсиблер работает. Тихо, на цыпочках крадусь внутрь. Скафандр типа «хамелеон» абсолютно не стесняет движений. Система по электрическим сигналам мышц предугадывает каждое движение, и усиливает его гидравликой костюма.

Я не вооружён. Почти. Сорок девять килограммовых мин с ужасающей термитной начинкой компенсируются «хамелеоном», и совершенно не ощущаются ни в статике, ни в динамике.

Сорок девять термитных мин. Много это или мало? Чтобы взорвать планету – мало. Чтобы взорвать инстанс – много. Супертермит – вещь, вообще-то запрещённая, и потому безумно дорогая. Она инициирует почти неконтролируемое превращение массы в энергию. Иными словами, расставив мины, и запустив процесс активации, я должен буду выйти наружу, и там подождать результата. Процесс может занять до трёх суток, зато – никаких проблем. Зашёл – вышел.

Ставлю первую мину. Автоматические турели на стенах не реагируют, датчики расслабленно таращатся в пространство. Ставлю вторую. Коридоры пусты. По пути заглядываю в помещения – какие-то склады.

Ракетные установки «Пламя» на потолке. Зашёл бы без невидимости – и всё. Не помог бы никакой «Панцерклян». Иду дальше, недоумевая. Никого нет. Зато явно избыточное количество огневых точек, и датчиков. Обнаглев, ставлю третью мину на бак с напалмом у огнемётной турели. По-прежнему, ни одного защитника, а концентрация централизованно управляемых средств обороны всё увеличивается.

Без помех устанавливаю всё, что принёс, и тут меня замечают. Стволы стамиллиметровых плазмомётов синхронно разворачиваются, беря меня на прицел.

-С Вами разговаривает Единая Интеллектуализированная Система Обороны. Нарушитель, назовитесь!

Называюсь.

-Цель нарушения?

Объясняю. При упоминании термитных мин, Система давится следующим вопросом. Затем оживает:

-Каковы условия моей капитуляции?

Через пять минут сорок секунд иду обратно, собирая мины. В числе прочих, Система выдвинула просьбу о гуманизации её в тело женского человеческого существа с комплексом характеристик супермодели. Что ж. Будем искать.


Пираты!

Моё предложение о доведении любой обычной женщины до требуемого уровня путём операций, было гневно отвергнуто.

-Нет! Всё должно быть натуральным!!!

Агенты сбились с ног, переворошили все тела для удовольствий. Нет. Тела-то хорошие были, но вот натуральных … Натуральных не было. И это была проблема. Инстанс с ЕИСО я уже продал за колоссальную сумму (хватило, чтобы довести астероид до требуемой массы), а сама Система жила в сконструированном ей собственноручно механическом теле с огромными женскими…, ну, достоинствами, в общем.

Заниматься киднеппингом не хотелось. Решение, как это часто бывает, подвернулось само.

Пиратский корабль, чьё название можно приблизительно перевести как «Кабздец», сбился с курса. Всё началось с крайне удачного нападения на алкогольный танкер «Мартель». Продолжилось абордажем моделевоза «Элит». А через некоторое время, проснувшийся осоловелый кэп очень некстати обнаружил свой корабль в окружении тяжёлых военных перехватчиков. Система защиты от парализующего поля была, и работала, а вот антиантипрыжковая – нет.

Слух о заходе галактического пирата распространился мгновенно. Новость номер один по всем каналам: Пираты, пираты, пираты. Модели. Модели?! Резко облачаюсь в скафандр, на ходу связываюсь с Департаментом Планетарной Обороны. Вообще-то, это не их дело, но, там у меня друзья. Нажимаю на все рычаги, в результате, получаю Мандат Миротворца, и Добровольческий Контракт. Мельком прочитываю.

Там сказано, что я обязуюсь захватить живыми и здоровыми не менее 51% заложников, судьба пиратов и их корабля на моё усмотрение. За невыполнение условий срок (солидный!), за перевыполнение – прогрессивный бонус.

Созываю команду бывших роботов, еду на космодром. Предоставленный ДПО автоматизированный десантно-абордажный корабль берёт старт, едва закрывается аппарель.

Проверяем снаряжение, готовимся к абордажу.

-Внимание! До касания 4, 3, 2, 1…

Летят искры из-под резака, пинком выбиваю кусок обшивки, заскакиваю. Спохватившись, включаю «Хамелеон». Внутри ковры, блеск золота и хрома. Миленько. Кресла из натуральной кожи, ишь ты! Некисло живут галактические пираты. Крадусь по коридору. Из-за некоторых дверей доносятся довольные стоны и крики моделей. Анализаторы сообщают о повышенном содержании этанола в воздухе.

-Кх-кх!

Оборачиваюсь. В окружении моих друзей киберов стоит человек в шикарном красном камзоле. Друзья, похоже, парализованы, а человек смотрит в мою сторону. Он меня видит!

-Хороший костюмчик. Только устаревший малость.

Это он мне? Кто бы говорил!

-Вы полицейские?

Из какой глуши он залетел? Здесь нет полиции. Здесь…

-Я доброволец.

-О! – Удивлённый возглас.

Как же он меня видит? Нда, похоже, он серьёзно модифицирован. Посерьёзней моего.

-Ах, простите, я совсем позабыл о вежливости! Деп, капитан этого корыта. Разбой, грабёж, похищения, продажа краденого.

-Истребитель. Очистка инстансов, уничтожение боевых роботов, содержание баров, заводов, институтов, владелец космопорта и собственного астероида.

Сдержанный полупоклон. Продолжаю:

-А также скупка краденого, содержание подпольных Домов Удовольствия, нелегальная натурализация, незаконное производство и модернизация боевых роботов, и просто хороший человек.

Деп смотрит изучающе. Хмыкая, трёт лоб.

-Так-так. Надо будет тогда к тебе заглянуть, как весь этот шурум-бурум уляжется. Какой у тебя контракт?

Объясняю. В задумчивости чешет затылок.

-51 процент, говоришь… А за то, что сверху, какая надбавка?

Он ещё и торгуется!

Обговариваем условия. Прибыль за лишние проценты – пополам, плюс…

-Что бы ты лично хотел получить? Зачем-то же сюда прилетел…

Проницательно смотрит выпуклыми карими глазами. Запираться нет резона. Объясняю. Ну?

-Есть такая женщина! В карцере сидит. Убить хотела одного нашего, ни за что. На всё согласилась, была мила и приветлива, а ночью – раз! Ножиком по горлу. Парня, понятно, откачали, датчики вовремя дали сигнал… Ну, мы её и решили за борт, когда Джей очнётся. А так даже ещё лучше! Берёшь?

Согласно контракту, перемещаю заложников на абордажник, даю приказ силам обороны снять антипрыжок. «Пират» немедленно «ныряет». В гиперпространстве его теперь ищи-свищи. Впрочем, есть у меня уверенность, что вернётся. Деп обещал.


День седьмой

На выплаченные по контракту деньги покупаю атмосферу и гравикомпенсатор. Всё, можно заселяться!

Первыми жителями становятся экс-роботы, и их, купленные на заработанную ими выручку, жёны. Засаживаю «планету» лесами, пусть возобновляют кислород. Копаю несколько соединённых друг с другом озёр, ставлю горы… Чистая Швейцария! Нет, ещё лучше. Алтай! Каждый день облетаю на флаере творенье рук своих. Эх, хорошо!

На климатизаторах не экономлю, и, скоро мой астероид начинает обрастать жителями. Где-то надо снова денег брать…


Охота

Бью правой, панцеркляйн усиливает удар. Кибер вздрагивает. Скорость принятия решений у него неизмеримо выше, но реакция стальных мышц на команды запаздывает. Вес у нас примерно равный, плюс-минус пару тонн. Но у меня есть оружие, а у него нет. Только ударно-механическое. Очередной удар приходится по кабине, темнеет в глазах.

Добавляю усилия правой руке, и беру механического гада в захват. Левой аккуратно, но сильно хватаю за шею. Высвобождаю из запястья панцера алмазный резак. Гад дёргается, но я держу крепко, из-под резака идёт дым, сыплются искры. Вот потекло масло. Или что у него там? Топливо! Как-то оно сильно горит… Слыхал я, что некоторые киберы могут использовать напалм вместо горючего. Температура растёт, я пилю.

Всё! Отбрасываю охваченное огнём тело, в другой угол отпинываю голову. Автоматическая система пожаротушения очень настойчиво рекомендует произвести сброс ракет. Локаторы ловят на девять часов какой-то звук, произвожу сброс туда, там сразу становится весело.

Разбрасывая останки обгоревших собратьев, огромными прыжками мчится прямо на меня этакий механический заяц двух метров росту. Пытаюсь сделать хэдшот, зайчик стрижёт ушами, и уворачивается.

Блин, это не уши. Это СВЧ-генераторы! Температура рывком переходит за критическую отметку, АПС захлёбывается сиреной, срабатывают пироболты, и меня выбрасывает из «кляйна». Качусь по полу, смотрю, как зайка сосредоточенно доламывает «панцер».

Пытаюсь незаметно отползти. Хороший заинька, хороший! Не смотри на меня. Посмотрел. Глаза сразу вспыхнули красным. У него там что, лазеры? Плохой, злой зайка! Рывком вскакиваю, целенаправленно мечусь вправо-влево. Петляю, можно сказать. Путаю следы. Допрыгиваю до лестницы, сигаю на два пролёта вниз, зайчик азартно ссыпается следом. Спотыкаюсь на ступеньке, косой в порыве погони перелетает через меня, и падает… На такого же! На шум оборачиваются ещё трое-четверо.

Ну же! Давайте, устройте благородный заячий бой! Нет. Вся стая синхронно разворачивает на меня уши. Ой, что сейчас будет… Не чувствуя ног и земли пулей взмываю вверх, по пятам рвётся пламя. Что горит, воздух? Не…Хочу…Узнать…
Запыхиваюсь, но, когда над перилами показываются довольные ушастые морды, резко обретаю второе дыхание. Блин! Чтоб зайцы на человека охотились! Стаей! Не в сезон! Без лицензии!

Уже плохо соображая, что делаю, забиваюсь в вентиляционное отверстие. Сзади решётка. Приплыл. Со своего места вижу беспорядочно перемещающиеся железные ступни. Воздух перед моей «заячьей норой» буквально вскипает. Эй, не догадались бы какого напалма плескануть!

Эх, отдал «хамелеон» на модернизацию! Лежать, скорчившись страшно неудобно, на рёбра что-то сильно давит. Ощупываю. Пистолет. Пистолет??? Мини-рейлган. Рельса. Из которого меня чуть не убили пару дней назад. А ну-ка …

С первого раза перебиваю косому ногу. Со второго – второму. Третьим чуть промахиваюсь, добавляю четвёртым, пятым и шестым. Аккуратно, экономя патроны, добиваю упавших. Гейм Овер, кролеГи!!!


День защиты детей

Сегодня, первый раз в жизни увидел здешних детей. Народ тут бессмертный, размножение под строжайшим контролем. Но всё же есть. Имеется некоторое количество детских центров (ДЦ) – гибридов детского сада, школы, и вуза.

Так вот. Средне-старшая группа одного из элитных центров решила позаниматься экстримом. И, ничего лучшего юные балбесы не придумали, как сходить в «двенадцатый» инстанс. Взяли какое-то снаряжение, какие-то разрешенные гражданские средства обороны, взломали защиту Периметра (наняли хакера), и пошли.

Меня, и других «чистильщиков» вызвали почти сразу. Родители оболтусов, сплошь «шишки» из гражданского и военного управления планетой (В элит-ДЦ дети просто так не попадают) бледные от горя и красные от злости, просили, умоляли, требовали!!!

Остальные уничтожители отказались сразу. Я посмотрел, послушал… И не стал ничего говорить. Ни о том, что я, со своим легионом роботов, собственными заводами и НИИ едва-едва зачищаю «десятые», ни о том, что ещё не пришёл с модернизации «хамелеон», что тяжёлое оружие применять нельзя, а без него – верная смерть…

Просто подписал контракт (Тут без этого никуда), проставил мысленное «Да» на всех возможных инструкциях и предписаниях, и дал команду на подготовку.

Через пять минут (мой хронометр по-прежнему идёт по Москве), я, с тяжёлым чувством, ни на что, в общем, не надеясь, вошел за Периметр.

Костюм был старый, надёжный, с усилителем движений, хоть и без стелс-режима. Оружия набрал много. Вошёл внутрь. Вход охранял какой-то мелкий, с помощью усилителя я без лишних разговоров оторвал ему дурную металлическую голову. Часовой… Смотрел, небось, кибер-порно на вируальном дисплее. Или от электронаркотиков торчал.

Прошёл чуть дальше, ударом бронеперчатки разбил башку ещё одному кибернаркоману. Ох, не нравится мне это лёгкое начало! Остановился, стал настраивать слух – проверять диапазоны. И тут, во всех этих диапазонах, барабанные перепонки резанул истошный девичий визг!

Живая! Прячась за громоздкими агрегатами, подбираюсь к месту действия. Вижу: два здоровых робота привязали девчушку лет шестнадцати к какому-то подобию металлического стола, распяли её в позу «игрек», и, явно удумали что-то нехорошее. Рядом вижу несколько связанных парней и девчат примерно того же возраста. И один…, нет, два трупа. Дело плохо.

Ставлю снайперку на максимальную силу выстрела, намечаю цели, и порядок их поражения. Целей не очень много. Старт!
Гаусс-винтовка дёргается, в автоматическом режиме поражая восемь целей за одну двенадцатую секунды. Срываюсь с места, спринтом преодолеваю разделяющую нас дистанцию. Без лишних разговоров циркулярной пилой перерезаю путы. Девчонка смотрит, как на Бога.

Делаю ободряющий жест, и тут, из какого-то люка в полу вылетает очень шустрая кибертварь. Около метра в холке, и, с каким-то очень нехорошим лазером во лбу. Мне распарывает бок, я матерюсь громко и сочно, совсем не стесняясь детей. Мельком вижу их вытянутые лица, и заинтересованные глаза. Спохватываясь, опускаю забрало.

Бью тварь наотмашь – подловленная в момент атаки, та не может увернуться, и корчится, распиливаемая на две неравные части. Приземлившись двумя кусками, в последнем усилии скребёт алмазными когтями по полу, и затихает.

Появляется другая, точнее другой. Этого робота я уже встречал, знаю – чисто боец. Сейчас он зарядит мне в грудь рукой-молотом, и я начну двигаться прямолинейно и равномерно. Подныриваю, пытаясь отрезать молотобойцу левую ногу. Наблюдаю за рукой, ловлю на противофазе. Кибер, одного роста со мною, грозно смотрит красными провалами глаз. Его нога подпилена, и он не рискует перенести на неё вес для более сильного удара. Рву на себя – поддаётся. Мышцы усилителя стонут, слышу какой-то противный хруст и треск.

Это я всё-таки оторвал металлическому болвану руку. Пинком отбрасываю вражину, и расстреливаю из трофейного рейлгана. Поворачиваю голову: связанные пОдростки смотрят с надеждой и обожанием, девица на столе, кажется, совсем не намерена оттуда уходить, и, даже, по-моему, ещё сильнее раздвинула ноги.

Делаю несколько шагов. Из разорванного бока, несмотря на все усилия кибердоктора, капает кровь. Несколько капель попадает лежащей на лицо. Клянусь, она их слизнула! И ещё сделала лёгкий намекающий жест. Язычком.

Я, по-прежнему, ничего не понимаю. Судя по датчикам – врагов на уровне – море, и, все они сосредоточены на сравнительно небольшом пятачке. Страдая от боли в разрезанных рёбрах, кое-как дохожу. Ах, да – детей развязал, и, пинками проводил на выход.

Так вот, осторожно подхожу – кибердок колет укол за уколом – заглядываю. Полусотня отличных боевых роботов. Без сознания, или что там у них? К каждому тянется провод. По очереди подхожу, и, автохакером отключаю основные жизненные функции.

Разглядываю оборудование. Ё-моё! Эти Кулибины соорудили из подручных средств гуманизатор! И, пока одна группа выкачивала души из детей, другая, подключившись к кабелю, и отключившись от суеты, спокойно ждала своей очереди. С трудом удерживаюсь от пинка по очередному железному заду.

За этот поход получаю высшую награду планеты, почётное гражданство, кучу поцелуев в щёчку и пожатий руки, и, столько денег, что их хватает на то, чтобы полностью установить на маленькой планетке (или большом астероиде, как посмотреть) самодержавие.

Мои экс-роботы обрадовались тому необычайно. Ещё бы – теперь они не потенциальные военные преступники с перспективой вечного срока, а легализованные граждане суверенного государства.


Климатический рай

Сырость, гулкие шаги. Шум водопада у входа в грот. Внимательно осматриваю – сработанные нарочито грубо «каменные» сиденья с подогревом, искусственный мини-гейзер. Всё точно так, как я видел на одном из курортов под Царьградом.

Идём дальше. В специально оборудованном флаере рассматриваю систему управления атмосферой. Она проста и надёжна, в автоматическом режиме поддерживает на всей планетке климат субтропиков.

Планета - курорт. А почему бы и нет? Население переваливает за тысячу, пользуясь случаем, и связями на таможне, перевожу наиболее важные и секретные производства на «Альфу». Так я обозвал планетку.

Принимаю, оплачиваю работу. Финансы катастрофически тают.

А ведь ещё надо заказать на верфях несколько кораблей – какое государство без флота?


Не дышите на шедевр!


В музее тишина. Дремлет на полках вымершая флора и фауна, паровозы и аэростаты, танки и планетолёты. Иду, стараясь не шуметь.

И правильно. Для кого – бывший музей, а для меня – объект «десять». Осторожно шагаю по скрипучему полу. Дерево. Или имитация?

Захожу в зал мореплавания. Древние корабли этого мира выглядят почти, как земные. Немножко больше парусов. Из-за климата? Обхожу парусник. И тут прилетает первая ласточка.

Разведчик. Бесшумно молотит лопастями воздух. Сбиваю. И начинается! Грохоча по железным ступенькам, прямо на меня несётся робот. Разводит руки – в каждой по шестиствольному пулемёту. Огонь! Шквал дозвуковых пуль надёжно гасится костюмом. «Хамелеон-М», с модифицированной усиливающей системой.

Мне жалко экспонаты, и, вместо того, чтобы ответить плотным огнём, подхожу вплотную. Удар – часть броневой защиты противника вминаю внутрь. Ответный – «хамелеон» не справляется, чувствую, будет синяк. В лучшем случае.

Ещё удар – больно-то как! Что ж ты делаешь, сволочь? Хватаю «боксёра» за руку, пытаюсь оторвать. Выскальзывает, бьёт. Озверев, отрываю гаду голову.

Отдыхаю. Костюм пытается сделать массаж отбитым мышцам. Что-то колет. Не торопясь, иду в соседний зал. Окаменевшим исполином, стоит древний… Не знаю, кто, но впечатляет. Что-то вроде нашего Тиранозауруса Рэкса. А рядом – ещё два «боксёра».

От первого удара у меня выступают слёзы, и перехватывает дыхание. Второго – не запоминаю. Автодоктор колет укол за уколом, информатор что-то истошно кричит. Кровавая пелена уходит с глаз, и я озвереваю.

Отправляю одного противника в компанию к «Рэксу». Меня уже не заботит его культурная, и историко-археологическая ценность. Второго хватаю в захват, и, медленно, с наслаждением, отрываю ему ноги. Вновь бью первого, он отлетает, и бьётся о какую-то опорную кость. Динозавр величественно разваливается, во все стороны, как в замедленной съёмке, летят кости, и белая пыль.

Черепом мне прилетает по черепу, и я зверею окончательно. Добиваю врага, размазживая ему голову. Налитыми кровью глазами оглядываю окрестности. Вот. То, что мне нужно. В углу, надетый на киберманекен, блестит сталью отличный накладной доспех. Великолепная защита от ударов! С помощью манекена облачаюсь. Закрепляю пластины поверх «хамелеона», оставляя лёгкий люфт. Ну, теперь потягаемся!!!

У манекена есть функция «Поиск экскурсантов». Отправляю в этот поиск, не забыв прилепить мощную мину, и закоротить её на речевой аппарат.

Дожидаюсь взрыва, иду на шум.

Топ! Топ! Топ! – отдаётся эхом. Кап! Кап! Кап! – капает кровь с рассечённой брови. Бам! Бам! – бью прямой и с разворота. Хрясь! – разлетаются древние черепки, под ударами металлических голов оппонентов.

Иду не таясь, расшвыривая направо и налево. В следующем зале попадаются турели, расстреливаю их ракетами. В отделе редких рукописей пускаю в ход огнемёт. Толкаю высоченную полку – противников погребает под толстым слоем мудрости.

Прохожу весь объект, возвращаюсь. Успеваю услышать стук смазанных пяток, и увидеть спины.

-Дерррритесь, трррусы!!!

Мой рык, усиленный динамиками, порождает множественное эхо. Замечаю сигнал вызова, с досадой читаю: «Мы сдаёмся».

На следующее утро по всем каналам показали полуразрушенный музей, и мой мужественный профиль с комментариями: "Суровый чистильщик не позволил имперским робоварварам полностью уничтожить культурную святыню".


Окультуриваться надо!

После разгрома культпросветучреждения меня замучила совесть, и я решил взять тайм-аут, и посетить психодела. Низенький улыбчивый человечек сразу вызвал у меня лёгкую настороженность. После осторожной пятиминутной беседы (док выспрашивал об уровне достатка, и возможных корнях я-не-из-этого-мира-синдрома) я едва сдерживал себя, чтобы не рассмеяться. Вежливо попрощался, и, пошёл в «гараж». Так Айджи обзывал свою мастерскую-лабораторию, где он занимался всем на свете научного интереса для.

В две секунды поняв проблему, он без лишних слов стал разматывать какой-то длинный чёрный кабель. Большой чёрный же прибор имел экран и четыре верньера. Шлем не имел ни того, ни другого, но выглядел очень зловеще. В воздухе возникла надпись:

«Заключённый подключен. Начать программу перевоспитания?»

Не знаю, что выбрал сидящий за пультом Айджи, но уже через мгновение перед глазами поплыли строчки:

«Охрана культурного наследия Империи»

«Оценка трудозатрат децивилизации неокультуренного населения минус первого и второго уровня развития»

«Имперский Культ Культуры»

«
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Designed by S.Pereiro© 2017 Сайт управляется системой uCoz